Работа семейных клубов трезвости основана на принципах духовно ориентированного диалогического собеседования.

08.07.2011

В психотерапии используемый нами подход именуется методикой сократического диалога, в психологии – диалогическим собеседованием.

Этой теме была посвящена докторская диссертация известного психолога, доктора психологических наук Т.А. Флоренской. На международной конференция, посвященной 100-летию Л.С. Выготского (1996 г., Москва), Тамара Александровна подтвердила: работа семейных клубов трезвости основана на принципах духовно ориентированного диалогического собеседования.

Каковы эти принципы?

1. Признание в собеседнике духовного Я. Это может быть на уровне веры в то, что в человеке есть духовное Я. Его можно не воспринимать, не чувствовать ни в себе, ни в другом, но верить, что оно есть. Даже на уровне знания, на уровне веры принятие духовного уже многое меняет в процессе психотерапии и общения. По мере развития нашей способности к диалогу эта вера переходит в уверенность и перерастает, наконец, в опытное знание того, что духовное Я существует. Появляется способность его воспринимать, узнавать, различать. И только тогда мы общаемся на духовном уровне.

2. Из того факта, что мы признаем духовное Я в человеке, следует, что мы не можемвоздействовать на собеседника и управлять им, не нарушая принцип Гиппократа «не навреди!», потому что глубина личности является тайной для нас. Можно привыкнуть к человеку и думать, что знаешь его до конца, что он скучен и неинтересен, но это ошибка, потому что мы видим только его наличное Я. Мы можем знать все привычки, особенности, но духовное Я не можем знать до конца, мы не в состоянии постичь глубину образа Божия в человеке…

3. Психотерапевт подтверждает голос духовного Я. Первое дело терапевта – слушать, а пациента – высказываться как можно полнее. В этом долгом высказывании он может сам осознать свою проблему, сам понять, что ему нужно… Надо прислушиваться и не торопиться высказывать свои мнения, решения, суждения. Важно понять внутреннюю логику развития этого человека. И когда происходит решение внутри человека, то можно в вопросительной форме сказать: «А может быть, это так? Может быть, в этом дело?»… А если мы говорим даже правильную, знаемую нами вещь, но она не находит целостного внутреннего отклика, значит, мы прошли мимо его проблем, мы монологичны, а не диалогичны, потому что не с его позиции говорим, а даем какие-то абстрактные наставления, до которых он или не дорос, или другое нужно было сказать, или не в этом его проблема.

4. Диалогический контакт возникает по мере принятия личности собеседника, а принятие личности каждого основывается на убеждении в духовном достоинстве человека,независимо от его наличного состояния. Диалогический контакт возникает потому, что мы с любовью относимся к человеку, принимаем его как своего близкого. Но если он несимпатичен, неприятен и говорит о неприемлемом и даже возмутительном, то принять и полюбить его без признания духовного Я невозможно. Состояние человека может быть очень тяжелым, но, относясь к нему на уровне признания его духовного Я, мы постепенно способствуем изменению этого состояния. Изменение происходит уже на стадии выслушивания.

5. Сопереживание человеку в его наличных жизненных ситуациях, горестях и радостях. Это контакт с наличным Я собеседника. .. Надо к его запросу отнестись с максимальным сочувствием, понимая, что для человека это очень важно.

6. Принятие наличного Я опосредовано оценкой его проявлений… В диалогическом подходе дается духовно-нравственная оценка состояния человека. Это принципиально потому, чтонравственное нарушение есть источник психических аномалий человека. Совершая нравственное преступление, человек совершает преступление против себя, он внутренне разрушается как личность.

7. Эмпатическое внимание способствует проникновению во внутренний диалог собеседника- диалог наличного Я и духовного Я – их противоречие, борьбу, конфликт или стремление к согласию. Когда есть сопереживание, вслушивание в то, что человек говорит, то постепенно выясняется, находится ли он в конфликте со своим духовным Я или он совершенно не чувствует в себе духовного (голоса совести, нравственности), находится ли он в сознательном противоречии со своим духовным Я, или же способен прислушаться к нему, установить контакт духовного Я и наличного Я. … Речь идет о том, чтобы вступить в диалог с духовным Я собеседника, вслушиваясь в его внутренний диалог.

8. Достижение внутреннего мира, исцеления, т.е. цельности личности собеседника, возможно лишь путем примирения со своим духовным Я. В этом состоит суть исцеления физического, душевного и духовного. Чтобы стать цельным, необходимо быть в мире со своим духовным Я.

9. Занимая позицию духовного Я собеседника, психолог помогает ему осознать причину отрицательных переживаний, связанных с угрызениями совести: не успокаивает, аспособствует более полному раскаянию Надо выявить голос совести, чтобы человек осознал источник этой боли.

10. Эмпатический контакт помогает говорить на языке собеседника, на уровне его культурного и личностного развития, убеждений, мировоззрения. В процессе эмпатического слушания нужное слово обретается, не выдумывается и не придумывается.

11. Консультант должен исходить из конкретного запроса собеседника, выявляя скрытые в нем мотивы, глубинные истоки обращения. Духовные ценности не могут быть усвоены извне, но, будучи общечеловеческими, могут пробудиться, актуализироваться в значимой для человека ситуации… Человек обращается за помощью в какой-то значимой для него критической ситуации. И чем серьезнее, чем острее кризисная ситуация, тем больше она актуализирует все его силы, духовные и душевные возможности. Психотерапевт должен это учитывать и использовать.

12. В проблемах духовно-нравственного характера психотерапевт стремится помочь осознанию противоречия между духовным Я и наличным Я. Он помогает осознать противоречие, но оставляет за консультируемым свободу выбора.

13. О вненаходимости. Сохраняя свою ролевую позицию психотерапевта, не следует вступать с пациентом в отношения личного контакта и равноправия. Это разрушает творческий конструктивный диалог, создает и углубляет проблемы «переноса». Поэтому необходимо вырабатывать позицию вненаходимости, отстраненности от пристрастного личного отношения, ради объективности и полноты восприятия собеседника и его ситуации.

14. Оптимальной психотерапевтической установкой является равновесие доминанты на собеседнике и вненаходимости. …Если вненаходимость чрезмерна, то мы впадаем в отчуждение, становимся посторонними, а если мы целиком сливаемся с собеседником, то теряем диалогическую установку, — мы уже не в диалоге: собеседника удваиваем, а себя теряем.

(Цит. по книге: Т.А.Флоренская. «Мир дома твоего», М., 2006).

«Сократические» диалоги постепенно приводят нового члена общины к пониманию двух важнейших моментов. Во-первых, возвращение к здоровому, благочестивому, полноценному образу жизни, возможно только с помощью Божьей – через покаяние, молитву, церковные Таинства и воцерковление. Во-вторых, только абсолютное воздержание от алкоголя (или другого наркотического вещества)  может предохранить его от срыва в новые эксцессы.

Семейные клубы трезвости

Оставить комментарий