СЕМЕЙНЫЕ КЛУБЫ ТРЕЗВОСТИ: КАК ЭТО РАБОТАЕТ?

24.03.2013

Семейный клуб трезвости (СКТ) – сообщество семей, добровольно объединившихся для решения проблем, порождаемых различного рода пристрастиями. Первый подобный клуб появился в Загребе в 1964 году по инициативе психиатра Владимира Удолина. Сегодня такие клубы существуют в 34 странах мира (только в Италии их более 2000). В России первый семейный клуб трезвости появился при Никольском храме села Ромашково в 1992 году под руководством врача-психиатра, священника Алексия Бабурина. В мае 2011 года созданоМежрегиональное общественное движение в поддержку семейных клубов трезвости.

Цифры, или «а где 999?»

Георгия Витальевича я встретила на одном молодежном собрании, где речь, в общем-то, шла вовсе и не об алкоголе. Но даже здесь его отозвала в сторонку какого-то замученного вида девушка с чуть припухшим лицом и стала спрашивать, как попасть в клуб, рассказывать о своих бедах, просить совета…

– Я ей сказал, как к нам попасть, – говорит Георгий Витальевич, – не знаю, придет ли …   Раз в месяц у нас в храме проходит молебен об избавлении страждущих от зависимостей. Так вот, за месяц накапливается около 1000 имен, на сам молебен приходит около сотни человек, на собрание остается с десяток, а на следующую встречу клуба приходит лишь один из них.

Георгий Витальевич вспоминает Евангельскую историю, когда Христос исцелил десятерых прокаженных, а поблагодарить вернулся лишь один, и Он спросил: «а где остальные девять?» А тут хочется спросить, – а где же остальные 999? Ответ – неутешительный…

«В 1913 году в России в среднем выпивалось 2-4 литра абсолютного алкоголя на человека в год, а в 14-ом году этот показатель был снижен до долей литра. Сейчас он – от 12 до 18 литров. Всемирная организация здравоохранения считает, что при превышении 8 литров в обществе начинается необратимая деградация», – поясняет Гусев.

До революции в России было более 2 тысяч приходских обществ трезвости, а сегодня их, ну, может быть, несколько десятков по всей стране наберется …

«Государство должно быть очень озабочено этим, – вздыхает Гусев. – А Церкви, которая вела работу в этой области еще с XIX века, необходимо вспоминать свой опыт».

Не допустить «семь злейших»

Помимо опыта Церкви, есть еще две составляющих методики Семейных клубов трезвости.

Во-первых, традиции православной аскетики. Трезвость здесь понимается не просто как отказ от наркотиков, алкоголя, сигарет или других зависимостей – всё это лишь одни из первых шагов на христианском пути борьбы со страстями.

«Наша задача – суметь ответить вопрошающим о своей вере, – объясняет Георгий Витальевич, –избавить от какой-то вредной привычки, – это лишь «техническая» подробность. С самого начала мы им говорим: “Послушай, тебе сейчас это представляется самым главным, но это – фрагмент твоей жизни, не самый интересный, с этим ты расстанешься скоро, поверь. И тогда поймешь, какие на самом деле проблемы существуют в жизни”».

76% из регулярно посещающих православные «Семейные клубы трезвости» и правда со временем начинают видеть мир куда шире, нежели через бутылочное горлышко. Многие приходят к вере. Даже те, кто открыто заявлял, что они – атеисты.

«К нам в общину в Ромашково пришел выдающийся ученый, доктор физико-математических наук, и сказал: “Я – атеист!”. Отец Алексий Бабурин ему говорит: “Ну, чайку-то можете с нами попить?” – “Могу!” Он жил наукой, работал в военно-промышленном комплексе, а в 90-е, когда всё развалилось, его как бы «лишили жизни», – и начались проблемы с алкоголем. Он ходил к нам, первое время спорил, выступал, рассказывал, как это “по-научному”. А когда умирал, то исповедался? и батюшка его причастил. Согласитесь, вот такой конец – благо, а не то, что человек просто перестал пить»…

В этом отличие «Семейных клубов трезвости» от распространенной в России и мире 12-шаговой программы «Анонимных алкоголиков», которую Георгий Гусев считает неприемлемой для христиан. И из-за формулировки о Боге, Которого в одном из шагов позволяется понимать, как кому угодно, и из-за подмены целей.

– Часто бывает, что человек бросил пить – начал употреблять наркотики, или стал играть, или блудом занялся. Потому что – в Евангелии сказано – в незанятый дом могут придти семь злейших духов.

Для многих членов АА постоянные собрания групп самопомощи становятся необходимостью, не допускающей пустоты. По словам Георгия Витальевича, участники СКТ в среднем ходят на встречи в течение года. Затем большинство из них становятся просто прихожанами храмов.

Методика СКТ: 12 бед – один ответ

Еще одна составляющая, лежащая в основе СКТ, – психотерапия. Методике Владимира Удолина доработана российскими психологами и «заточена» под наши привычки и традиции.

Зависимость считается болезнью семейной – даже если психоактивные вещества употребляет кто-то один, страдают все. Значит, решать проблему нужно внутри семьи. Это с одной стороны. А с другой, при этой общесемейной беде, каждый имеет свои личные страдания, переживания, свою роль в данной ситуации – то есть свою собственную «версию» общей проблемы. Решить которую могла бы помочь групповая психотерапия.

Группа может включать в себя только 12 семей – по теории Удолина, это оптимальное для продуктивного общения количество. Как только появляется 13-я семья, группа разделяется, начинает образовываться следующий клуб.

Ведущие группы –не обязательно люди со специальным образованием, чаще всего это просто имеющие стаж членства в клубе участники.

Так получилось, что сам Георгий Витальевич Гусев по профессии психолог. Правда, в помощники к отцу Алексию Бабурину еще в 90-е годы он попал из сторожей. Вместе с батюшкой он когда-то работал научным сотрудником, в годы перестройки остался без работы, стал церковным сторожем и вот тогда-то и получил это послушание.

«Говорят, – неуверенно произносит он, потому что сам пьянством не страдал, – лучше, когда руководитель клуба сам прошел через все эти проблемы. Я не берусь судить»…

Общение обычно происходит за чаем, в свободной форме. Часто вместе со взрослыми за столом сидят и дети.

В европейской практике к обсуждению запрещены три темы – теория зависимостей (рассуждения о причинах и природе, как правило, не ведет к конструктивному диалогу), политика (она способна вызвать яростные бессмысленные споры) и религия. Последний пункт в «русскую редакцию» не вошел. Члены православных «Семейных клубов» трезвости периодически проводят встречи со священниками.

Выбор: о «дорогом» времени и воинах Христовых

Возникает резонный вопрос: если методика такая удачная, если она так хорошо работает и помогает людям, почему же она не обрела в такой пьющей России популярность, малоизвестна, не востребована?

«Это показатель нашей готовности, нашего рвения, нашего желания, – уверен Георгий Витальневич. – Я очень хорошо запомнил одного бизнесмена: он приехал на своем «Мерседесе», посидел с полчасика, сказал: «Мое время очень дорого, я не могу сидеть и слушать всякую ерунду». Сейчас он уже разорился, спился, у него давно нет его «Мерседеса». Я даже не знаю, жив ли он сейчас»…

В общем-то, каждый человек сам делает выбор. И даже чудеса, которые за все эти годы не раз можно было наблюдать в среде православных «Семейных клубов трезвости», тоже требуют человеческих усилий.

«У нас есть ветеран, – рассказывает Георгий Витальевич, – он 17 лет уже живет в трезвости, и у него такая биография была, что лучше не вспоминать.

Когда-то он пришел к нам и сказал, что хочет стать святым. Все засмеялись. А батюшка ко всем обратился: «Что вы смеетесь? А вы зачем в Церковь пришли?» И этот человек прекратил пьянствовать одномоментно. Он рассказывал о себе: «Всякий раз с работы бежишь, слюни текут, трубы горят – скорее в палатку, взять бутылку, и понеслась! А тут с работы пришел домой, думаю, что-то не так. А-а-а, я же прошел мимо палатки и даже не заметил».

Это было настоящее чудо! А дело в том, что перед этим он услышал от отца Алексия, что он – воин Христов, и его это потрясло. Он и по натуре своей воин, но не знал, что – Христов. И произошло мгновенное перевоплощение».

Александра Оболонкова

Источник: Православие.ru

СМИ о нас

Комментарии закрыты.